Подвиг снайпера Барамзиной

171

В Подольской школе № 10 открылась уникальная выставка, посвященная Центральной женской снайперской школе (ЦЖШСП). Более двух лет она работала в старом здании, в котором ныне располагается Дом культуры «Плещеево». Она из ее выпускниц Татьяна Барамзина – посмертно удостоена звания Героя Советского Союза.

Родные стены

Детство Тани прошло в маленьком деревянном доме на улице Пролетарской. Стоял он напротив нынешней школы № 4. А в 1946 году улица получила имя Тани.

По воспоминаниям старожилов города, главой семьи была мать Тани — Марфа Митрофановна Барамзина, женщина спокойная и серьезная, ходившая в церковь. Вела хозяйство, занималась огородом, коровой и воспитанием шестерых детей.

Отец Тани, Николай Макарович, работал на железной дороге, а в годы нэпа стал торговать «печеным хлебом по патенту 2-го разряда». Как торговец, он, по законам того времени, был лишен избирательных прав. Когда в мае 1928 года отец Тани прекратил торговать, то его жена взяла дело в свои руки — оно позволяло хоть как-то выживать многодетной семье.

В 1931 году Николай Макарович умер. Марфа Митрофановна подала в горсовет ходатайство о восстановлении избирательных прав, которых ее лишили как торговку. Власти, «принимая во внимание бедное состояние и многодетность семейства Барамзиной, смерть ее мужа и незначительность торговли», удовлетворили просьбу вдовы.

Торговать хлебом Марфа Митрофановна не перестала, и в 1933 году дом Барамзиных был конфискован «решением нарсуда гор. Глазова за спекуляцию». Семью не выселили, но родные стены теперь стали казенными. Уже незадолго до гибели, в 1944 году, Татьяна писала матери:

«Я знаю, как было тяжело тебе, когда умер отец. Но ты не поддалась горю, не замкнулась в себе. Ты помнила о своем долге, и это чувство делало тебя необычайно сильной. Ты всегда старалась воспитать и сохранить в нас, твоих детях, самое лучшее. Работать, учиться, не унывать! – только это мы слышали от тебя. Себя помни, но о других не забывай никогда, часто повторяла ты…»

 Учительница с удочкой

Таня была бойкой и непоседливой девчушкой. Отчаянно лазила по деревьям, дралась со сверстниками. Была одета небогато, но опрятно, в холода бегала в мужской шапке-ушанке. «Козой-егозой» звали ее домашние, а соседи — «сорванцом» и «мальчишкой в юбке».

Она запросто переплывала многоводную тогда Чепцу, собирала за рекой на горе Солдырь ягоды и грибы, а зимой с азартом лихо каталась с этой горы на лыжах. При этом очень много читала.

Осенью 1935 года, окончив школу-семилетку, Таня сдала экстерном экзамены в Глазовское педучилище. Вступила в комсомол. Была активным членом добровольных оборонных обществ — Осоавиахима и РОКК, там и овладела навыками стрельбы из винтовки.

В 1937 году, после педучилища, работала в сельских школах — в Омутнице, Качкашуре, Парзях. На работу и обратно домой в Глазов ходила всегда пешком.

По воспоминаниям своих парзинских учеников, Таня в часы отдыха любила сидеть на берегу пруда с удочкой. Поймает пескаря и радуется:

— Ребята, я сама поймала!

Однажды мальчишки играли на молодом льду. Лед проломился, и один мальчик очутился в ледяной воде. Таня шла мимо — и тут же бросилась на помощь тонувшему. Спасла озорника, но сама оказалась в больнице с воспалением легких.

Учебу прервала война…

Осенью 1940 года Татьяна уехала в город Молотов (так тогда называлась Пермь) — поступила в пединститут на географический факультет, но учебу прервала война.

Татьяна всей душой рвалась на фронт, но девушек брали неохотно. Отказали и Тане. Тогда она обратилась в гороно с просьбой дать ей любую работу. Татьяну направили воспитательницей в сад для детей эвакуированных, чьи отцы погибли на фронте. По вечерам она училась на курсах медсестер, стала донором, сдавала кровь для раненых.

В 1943 году Татьяну зачислили курсантом в Центральную женскую снайперскую школу при ЦК комсомола Подольске, Московской области. Там ее и других девушек учили ползать по-пластунски, оборудовать и тщательно маскировать окопчики — место снайперской охоты, стрелять из любого положения.

 «Милая мама, теперь я снайпер. Умею держать в руках оружие и знаю, для чего оно предназначено. Война идет священная, война не на жизнь, а на смерть. И если уж мне придется погибнуть, знай, что я погибла счастливой: умереть достойно, защищая родную землю, — это ведь тоже счастье, которое дается не каждому», — пишет Таня домой.

Татьяну направили на Третий Белорусский фронт. Из письма к родным:

«Встретили нас (20 девушек) хорошо. 8 апреля первый раз я попала на передовую позицию, в этот день убила двух фрицев. После первого у меня дрожали руки и билось сердце, но вскоре все прошло». 

Под шквальным огнем

На боевом счету Татьяны числилось уже 16 уничтоженных гитлеровцев. И тут от постоянного напряжения стало падать зрение. Снайпером она уже быть не могла.

Но уйти с передовой? Об этом и мысли не было. Уволиться в запас Татьяна решительно отказалась, переучилась на связистку.

Очень опасная на войне профессия! 22 июня 1944 года она четырнадцать раз под сильным артиллерийским огнем выходила на линию и восстанавливала разорванный взрывами провод.

А 23 июня войска Третьего Белорусского фронта перешли в наступление. За Минском они окружили 100-тысячную группировку противника, образовав так называемый «Минский котел».

Последний бой

Батальон, в котором воевала Татьяна, получил задание — захватить в тылу врага узел дорог и удерживать его до подхода главных сил. 4 июля 1944 года бойцов перебросили на машинах под деревню Пекалино. На следующий день их окружили крупные силы противника. Завязался тяжелый бой.

Татьяна перевязывала раненых. Гитлеровцы подступали все ближе, и Татьяна приказала раненым уходить в глубь леса, а тем, кто не может, укрыться в блиндаже. Она отбивалась до последнего патрона, уничтожив до двадцати вражеских солдат. Но патроны кончились, и немцы ворвались в блиндаж. Раненых расстреляли из противотанкового ружья, а Таню стали пытать.

Ее однополчанин вспоминает: когда наши солдаты, пробившись, подошли к блиндажу, то нашли в нем семнадцать убитых. Они лежали лицом вниз в один ряд. Первой лежала Татьяна, в голове ее была большая пробоина: стреляли в упор из противотанкового ружья. Тело было изрезано кинжалом, груди вырезаны, глаза выколоты, в живот воткнут штык. Узнать Татьяну смогли только по остаткам обмундирования и по волосам.

Похоронили Татьяну на станции Волма, а в 1963 году останки перенесли в братскую могилу в деревне Калита. Имя Тани Барамзиной в Белоруссии помнят до сих пор.

25 марта 1945 года в центральных газетах был напечатан указ о присвоении ефрейтору Татьяне Барамзиной звания Героя Советского Союза. Грамоту о присвоении этого почетного звания вручили матери Татьяны — Марфе Митрофановне.

Вечная память

По рассказу директора школы № 10 Ольги Маковецкой, материалы для выставки собирали несколько лет, ездили даже в Белоруссию, под Минск, где погибла героическая выпускница снайперской школы.

Музей постоянно используется в учебной и воспитательной работе школы: старшеклассники здесь выступают с докладами о героях Великой Отечественной войны, проводят экскурсии для учащихся младших классов, которые точно знают, кто такая Татьяна Барамзина, и где в Подольске находится улица, которая носит имя героя -снайпера. А это значит, что эстафета памяти о ее подвиге и подвиге всего нашего народа продолжается.

Текст: Глеб Кочин, Василий Михайлов