Пять жизней блистательной травести

186

Сегодня исполняется 110 лет со дня рождения Янины Жеймо — главной и единственной Золушки отечественного кино.



Она снималась в кино очень мало, но ее лицо помнит не одно поколение зрителей. Янина Жеймо сыграла главную роль в картине «Золушка» — одном из самых талантливых и уникальных фильмов отечественного кинематографа, который с интересом смотрит не одно поколение зрителей. Актрисы давно уже нет в живых. Но на память о ней остался этот добрый, наивный фильм, который никакие переложения «на новый лад» заменить не в состоянии, и еще несколько ее писем и дневников коллег…
«5 — Жеймо — 5»

Эту афишу в начале прошлого века можно было увидеть во многих городах, куда приезжала польская семья бродячих цирковых артистов.

В 1912 году цифру «пять» в анонсе аккуратно исправили на «шесть». Состоялся дебют младшей дочери Янины, которой в то время исполнилось только два года и девять месяцев! Семья Вацлава Жеймо, дедушки Яни, колесила с представлениями по Сибири и Уралу. Но отсчет ее жизненной географии начался в 1909 году с города Волковыска.

Как-то она спросила дедушку, когда же началась ее цирковая карьера. «Твоя мама, — сказал он, — пришла в цирк на представление, как обычно. Крутила сальто-мортале, как обычно. Вернулась домой и родила тебя. Может быть, тогда и началась твоя цирковая карьера?» Позже Янина Жеймо писала в письме своей сестре: «Когда я думаю о детстве, всегда вспоминаю не дом, не уютную кроватку, а цирк и его арену».

Детство Яни прошло под знаком праздника и нужды. Цирковых заработков не хватало, отец болел, с раннего детства ей пришлось подрабатывать. С трех лет она выступала в цирке наездницей, гимнасткой, балериной, музыкальным эксцентриком и даже… преподавала балет ученикам много старше ее.

Амплуа травести

В 1923 году умер отец. Мама осталась с четырьмя дочерьми. В цирке работать они уже не могли — развалился номер. Семья осела в Петрограде и кормилась их эстрадой — номера придумывались с ходу, если было надо, брались даже за то, чего прежде не умели, например, выучились играть на ксилофонах. У Эли и Яни был коронный номер — «Музыкальные эксцентрики». Маленький рост (казалось бы, трагедия для молоденькой девушки) сослужит ей впоследствии верную актерскую службу, но отчасти и ограничит диапазон ее амплуа вечным приговором: травести. «Странно, я нормально росла до четырнадцати лет, а потом… Эля, я была уверена, что рост прекратился потому, что мне приходилось носить на голове тяжеленные ксилофоны, а я носила их так, чтобы не уставали руки», — вспомнит годы спустя в своем письме Янина.

В пятнадцать лет параллельно с работой на эстраде Янина Жеймо втайне от родных поступает на ленинградский кинокомбинат «Фабрика эксцентрического киноактера» (ФЭКС) в актерскую студию под руководством Григория Козинцева и Леонида Трауберга, будущих знаменитых советских режиссеров. Жеймо улыбнулась судьба. Начинается вторая профессиональная жизнь. В 1925 году она дебютирует в кино ролью Мишки в фильме «Мишка против Юденича». Кстати, в этой картине Янина снялась вместе со своим первым мужем Андреем Костричкиным. Их совместная жизнь оказалась недолгой, несмотря на рождение дочери — Янины младшей.

В 1926 году Жеймо снимается в эпизодической роли в фильме «Шинель» Козинцева и Тауберга. Мама не одобряет стремления дочери: «На эстраде у нее имя, а в кино… Первая сзади! Невеселая перспектива…»

«Ленфильм», Пуговице»

Первым фильмом, который принес огромный успех Жеймо, была картина «Подруги» (1935 год). После премьеры Янину, как и ее героиню, стали звать Пуговицей, некоторые на письмах любимой актрисе так и писали: «Ленфильм», Пуговице».

Тридцатые годы стали самым счастливым периодом в творческой жизни Янины Жеймо. Ее начали активно приглашать сниматься. Первой главной ролью Янечки по иронии судьбы оказалась роль школьницы в фильме «Разбудите Леночку» в 1934 году. В дневнике актрисы Елены Егоровой сохранился отзыв: «Ни одна, даже самая искусная травести (за исключением, пожалуй, такого феномена, каким в свое время была Янина Жеймо), не сможет выдержать на экране соревнования с обыкновенными мальчиком и девочкой».

Это было время наибольшей ее популярности. Рассказывали, что поклонники ходили за Жеймо толпами и даже иногда прямо к ней домой приезжали девочки и мальчики, мечтавшие стать артистами.

1938 год оказался для Янины Жеймо черным. Она снялась только в одном фильме в маленькой роли, а съемки еще двух картин с ее участием были остановлены. Тем не менее, в 1939 году ее награждают орденом «Знак Почета».

Жива осталась чудом

В это же время Янина Жеймо второй раз выходит замуж. Ее новым супругом становится знаменитый режиссер Иосиф Хейфиц. От этого брака родился Юлий Жеймо.

С началом войны Хейфиц вместе с детьми выехал в Ташкент, а Янина первые два года оставалась в Ленинграде, в составе одной из концертных бригад «Ленфильма» выступала в госпиталях, а по ночам дежурила на крыше — гасила зажигалки. И только в 1942 году она эвакуировалась в Ташкент — туда после переезда нескольких киностудий переместилось кинопроизводство. Но, как оказалось, любимый муж ее совсем не ждал… Пока поезд тащился до Средней Азии, до Хейфица дошла весть, что в дороге во время бомбежки Янечка погибла. Иосиф Ефимович посчитал себя свободным человеком…

Из письма Янины к сестре: «Я не простила мужу измены и к Хейфицу не вернулась. Потом тяжело заболела, жива осталась только чудом».

Этим чудом стал польский режиссер Леонид Жано. Он познакомился с Яниной в Ташкенте и вынянчил ее, умирающую от болезни и обиды, чтобы потом всю жизнь с ней не расставаться.

Золушке было 38

8 мая 1947 года перед зданием на Невском, 72 очень людно — нарядная толпа, публика собралась посмотреть очередное произведение киностудии «Ленфильм». Блестящие имена: сценарист Евгений Шварц, режиссеры Кошеверова и Шапиро, художник Николай Акимов. Фильм детский — «Золушка».

Послевоенная страна вставала из руин, и всем так хотелось мира, человеческой теплоты и доброты. Хотя бы экранной, сказочной, придуманной… И на экраны выходит фильм-сказка, где Янина исполняет главную роль. Тогда ей было 38 лет. Она блестяще сыграла юную Золушку. На эту роль пробовали также 16-летнюю балерину, но никто не мог на экране выдержать соревнования с феноменом самой искусной травести.

«От Жеймо исходило какое-то особое сияние, она излучала доброту, естественность и давала веру в счастье. Золушка на самом деле была старше обеих «сестер» и даже «принца» Алексея Консовского. Она могла сниматься только по вечерам, потому что утром лицо выглядело уже не таким юным», — напишет потом в своем дневнике режиссер фильма Надежда Кошеверова.

«Ее руки на крупном плане выдавали истинный возраст, пришлось сшить для героини высокие белые перчатки, — вспоминал «паж» Игорь Клеменков. — Но в остальном Янина Болеславовна вела себя как обычная девчонка: в перерыве между съемок мы залезали с ней в карету-тыкву и болтали. Я лузгал семечки, Золушка курила «Беломор». С ней было легко и просто, я был очарован, по-детски влюблен…»

Во время войны декорации «Ленфильма» были практически полностью разбомблены или сожжены. Платья для героинь, в том числе и главной, шили из занавесок и обрезков, вот только хрустальные туфельки пришлось делать специально, потому что найти обувь тридцать первого «золушкиного» размера не смогли.

«В павильонах не топили, и поверх платьев для королевского бала каждый обматывался платками и шалями. Но как только раздавалась команда «Мотор!», «гости бала» сбрасывали платки и валенки и вальяжно обмахивались веерами, как будто им жарко», — так Янина описывала происходящее в послании сестре Эле. 

В фильме юная Золушка нашла свое счастье, а в реальной жизни Золушка-Янина после съемок отправилась… в тонировочный цех. Началась ее четвертая профессиональная жизнь. С этого момента она стала другой. Облик доброй, лучистой девушки навсегда исчез с экранов… Очевидно, разлука с любимым мужем — режиссером Иосифом Хейфицем — сломала актрису. Мужчина всей ее жизни оставил Жеймо в трудную минуту. И волшебная палочка ей не помогла.

В конце 50-х Янина Болеславовна с третьим мужем Леонидом Жано уехала в Польшу, в Варшаву, откуда они были родом. Там она прожила 30 лет своей пятой жизни, сугубо частной, о которой известно немного. Ей было несколько предложений сниматься, но по разным причинам они не были приняты. Дочь уговаривала ее подумать, но та отвечала: «Но ведь не всегда главное — соглашаться на что угодно, только бы сняться, мелькнуть, напомнить о себе».

Последние годы актриса жила в Москве. Она почти ни с кем не общалась, редко выходила из дома, да и то только в огромных темных очках. Мне кажется, корни такого затворничества кроются в том давнем эпизоде. Роль Золушки для Янины Жеймо стала предназначением свыше. Она просто должна была навсегда и для всех остаться прелестной милой маленькой Золушкой из сказки со счастливым концом.

 

Текст: Ирина Владимирова